Автор Тема: Из-под пера струились строки в мою рабочую тетрадь...  (Прочитано 2776 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Трясков Юрий

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 23360
  • г. Омск
Владимир  Цыганов   18  рота  1985  год

Ц В Е Т Ы
Сибирская тайга в любое время года поражает своими масштабами, богатствами флоры и фауны. И, хотя, в ее веками созданную, размеренную жизнь всё больше вмешиваемся человек, всё же били ещё места, с которых можно писать картины ничуть не уступающие мишкинским пейзажам. Были и смолистые вековые кедры, дающие по осени десятки мешков шишек и на километры простирающиеся заросли брусники. Встречались еще огромные поляны, похожие на зеленые, волнующиеся от ветра, озёра. А на утренней зорьке, в лучах огненно - красного, словно циркулем очер¬ченного солнца, можно было видеть не одну низко летящую став уток.
Путевому батальону здесь, на трассе, было не до природных прелестей. Появилась возможность " вырвать" план не к декабрю, как было намечено, а на месяц раньше, значит, появилась возможность вернуться в место постоянной дислокации, к своим семьям не к Новому году, а к 7 ноября. Путевые роты перевыполняли дневные задания, техника работала исправно. Шансы выполнить план к ноябрю увеличивались еще и тем, что объявленные семь дней назад трехдневные тактико-специальные учения до сих пор продолжались.
Реальный смысл ТСУ заключался не в имитации выхода подразделении в запасной район и отражении нападения "противника", Учения позволяли увеличить рабочий день до двенадцати часов. Никто, даже политработники, этому не противились, так как понимали, что проводить политико-воспитательную работу в декабре под снегом в палаточном городке хуже, чем в казармах. Поэтому вся жизни в батальоне была подчинена "Его величеству плану". Не удивительно, что при такой нагрузке раньше времени ломались лопаты, гнулись ломы, изнашивалось обмундирование.
Накануне командир части решил направить в место постоянной дислокации КрАЗ за инструментом, обмундированием, продовольствием. Старшим машины был назначен Олег Вершинин - заместитель командира 1 роты по политической части. Олег выезжал ранним утром. И хотя предстоящая дорога в 500 километров ничего хорошего не обещала, он был очень рад , так как предстояла встреча с семьёй. В начале пути то и дело приходилось помогать КрАЗу преодолевать болотистые места, то подкладывая под колёса пучки хвороста, то откапывая лопатой увязшие колёса.
Наконец - то через восемь часов машина вырвалась на магистраль, где на больших скоростях неслись по асфальту автобусы, КАМАЗЫ, легковые автомобили, напоминая, что где - то есть го¬рода, крупные посёлки. КрАЗ тоже старался не отставать от общего ритма, выдавая себя за "цевилизованного". Но его тёмно-зелёная кабина и кузов, обильно обрамленные глиной, тянувшиеся первое время до асфальту две грязные полоски от колес - напоминали о нелёгкой службе военных в дальних таёжных точках.
К назначенному месту КрАЗ прибыл поздним вечером. Громадное неуклюжее, фыркающее "чудовище" въехало в парк и заглохло. Открыв дверцу, Олег прислушался... - в ушах по - прежнему гудело, будто в голове маленький КрАЗ продолжал работать. Он спрыгнул с машины и ... попал в лужу, обдавшую его грязью. Олег машинально выругался не то в адрес водителя - солдата, так неудачно поставившего свою машину, не то в адрес водителя-солдата, так неудачно поставившего свою машину, не то в адрес лужи. Через несколько минут он уже выходил за КПП в направлялся к дому. На часах было полдвенадцатого. Сборно-щитовой дом находился недалеко. Даже виднелись окна его квартиры. В них горел свет. "Значит, жена не спит", - подумал Олег.
Олег не звонил, а постучал. Он постучал особенно: три быстрых удара, после один посильнее, и опять три быстрых. В двери у них не было "глазка" и звонок не работал,
поэтому своеобразный "художественный" стук служил им паролем. Лена узнала позывные мужа и открыла дверь. Олег вошел и, вытянув шею, аккуратно, не прикасаясь руками, поцеловал жену. Затем на цыпочках он подошел к сыну. Славик спал и во сне как-будто улыбался. Через несколько минут он уже мылся в ванной и, наблюдая за струйками воды, уносившими с него "трассовую" грязь, удивлялся: "Неужели это всё с меня?" Пока муж мылся, Лена накрыла на стол. К приятному удивлению вошедшего на кухню Олега, на столе стоял небольшой графинчик с водкой. После некоторой паузы она подчеркнуто - официально пригласила мужа к столу: "Садитесь, пожалуйста, товарищ старший лейтенант". Олег ел быстро. Эта привычка выработалась у него ещё с курсантской скамьи. За ужином ой вскользь рассказал о задачах, стоящих перед его ротой, о том, как все стараются, чтобы к 7 ноября вернуться на зимние квартиры. Лена, в свою очередь, поделилась последними гарнизонными новостями. Поблагодарив жену за прекрасный ужин, Олег пошел в спальную комнату. Лена осталась на кухне, чтобы убрать со стола и помыть посуду. Это заняло немного времени. Но какого же было ее разочарование, когда, придя в спальню, она увидела уже спящего мужа. Она почти машинально стала тормошить его: "чурбан", "дерево", "кусок льда". Олег никак не реагировал. Лена опомнилась: "Боже мой, что я говорю?" Хорошо, что он не слышит. Поудобнее подложив подушку, она поцеловала, мужа и легла рядом. Конечно же она, жена офицера, понимала что такое служба, сколько она отнимает сил, времени, здоровья. Понимала Лена, что такое "ротное звено" к которому относится её муж. Но она не понимала и не хотела понимать, почему личный состав, который для мужа вовсе не личный, а общественный, постоянно находится с Олегом, а жена и сын, которые действительно личные, - видят его не редко лишь раз в месяц. С этими мыслями она так и просидела около мужа, пока не вспомнила, что в ванной лежит грязное бельё. Она набрала горячей воды и замочила, обильно посыпав порошком. Затем включила на кухне утюг, достала днём снятое бельё и начала гладить. Спать ей не хотелось.
II
Еще с курсантской скамьи Олег постоянно думал о своей дальнейшей службе. То, что она будет трудной, - его не пугало. Раз уж избрал путь военного, - думал Олег, то должен пройти
его положено и непременно добиться намеченной цели. Нет, он же мечтал о генеральских погонах. Считал, что для этого нужно обладать недёженными способностями, а вот полковником стать очень хотел. И данные для этого у него были: трудолюбив, настойчив, хорошо учился. Под конец службы его полковничьи погоны представлялись ему вполне реальными.
Конечно, были среди курсантов - однокашников и такие, которые не придавали карьере никакого значения. Их мечты сво¬дились к тому, чтобы устроиться в "тихом местечке", например, в военкомате. Смысл службы они видели в том, чтобы составлять отчёты, носить иж в маш. бюро, забирать обратно в распечатанном виде. Главное, что в военкомате никто не может отобрать гаран¬тированных Конституцией выходных и праздничных дней.
Некоторые просто бредили работой военного руководителя в общеобразовательной школе. Например, Серёга Кашин. Для него примером был учитель по начальной военной подготовке, который приходил в школу два раза в неделю ничем особо не перегружаясь.
Олегу такие мысли были просто чужды. По окончании училища, при распределении он сам попросился за Урал, так как сам хотел испытать себя в трудных условиях. Трудностей, действительно, хватало. Его заметили уже на следующий год. По итогам проверки он был аттестован на вышестоящую должность - пропагандиста части. Олег даже растерялся - у него мало опыта, а его уже "выдвигают". Старшие товарищи успокаивали: навыки пропагандиста у него уже есть, а капитанскую должность предложат ещё не завтра. В части его омывали "молодым - перспективным". Дела в роте шли хорошо и на доске почет части вскоре появилась фотография Олега. На ней по выражению лица читалось бодрое "Всегда готов!" Время шло. Олег по итогам за периоды обучения стал отличником боевой и политической подготовки. Вскоре его фотография появилась еще на одном стенде - "лучшие методисты части". Молодой, целеустремлённый офицер, но с какой - то настороженностью в главах.
Шел четвёртый год его офицерской службы. Олег уже давно набрался опыта, но аттестация на капитанскую должность так и осталась лишь аттестацией. Говорить на эту тему со старшими товарищами было как-то не удобно. А когда все же эта тема затрагивалась, ему вежливо говорили, что , к сожалению, пока нет подходящих вакантных должностей. Олег так и оставался заместителем командира роты по политической части. Он, по-прежнему, организовывал мероприятия, проводил политические занятия, беседовал с подчиненными, водил их в культ. походы...
А когда на праздники после торжественных собраний командир роты перед тем как уйти к семье за праздничный стол, жал ему руку, Олег понимал, что праздники не для него. Ведь он замполит роты и должен быть с личным составом. И жена не ругалась, принимая "специфику" его работы. За праздничные и воскресные дни, конечно, Олегу предоставляли отгулы в будничное дни. А праздничные дни в семье были: 3 января, 10 мая, 9 ноября... и Лена ждала и радовалась этим дням также, как большинство ждали Новый год, 9 мая ... .
Годы шли. Олег уже был неоднократным победителей соревнований, но его карьера дальше трех маленьких звёздочек на погонах так и не продвинулась. Он всё чаще стал задумываться: "Может быть он не в том соревнование участвует или не с теми соревнуется?"
В последнее время он сильно изменился - исчезло когда-то не дававшее ему покоя рвение.
И теперь, когда ему говорили начальники, что необходимо обновить стенды, повернуться лицом к службе, закупить шашки и шахматы, оформить документы в свете последние требований и орг. метод, указаний, - он равнодушно отвечал : "устраним, исправимся". А сам думал совершенно о другом, но чаще всего о ... цветах, которые он будет выращивать, когда уволится из армии в запас. "Капитана" ему когда-нибудь все равно присвоят, а до пенсии осталось не так уж и много времени. Он думал о том, что свои цветы будет дарить жене не только в праздники, но и в будние как бы за то, что когда-то в молодые годы он просто не мог их ей дарить.
Олег мечтал о том, как в воскресенье сможет ходить с семьёй в кино и театры. И гуляя по парку возьмет внука на руки, а после посадит на шею, и смирится со своим "почётным" званием "дедушка - капитан".
Когда я иду по базару, по цветочному ряду, где продают тюльпаны, гвоздики, розы дешевле, чем представители Кавказа, когда я прохожу мимо этих добродушных хозяев цветов, еще совсем не старых, лишь не по годам тронутых сединой, которые свои цветы предлагали нам, военным за полцены, - я не удерживаюсь от вопроса: " Скажите, Вы не из бывших капитанов?"
3 взвод 13  роты  1981  год выпуска

Оффлайн Тишанинов Игорь

  • Давно я тут
  • ***
  • Сообщений: 76
  • Там, где я, там - Россия
Уважаемые соратники! ( Хорошее слово "соратник" и смысл точен, и к месту) Мне кажется, что уже назрело время выделить площадку для наших мастеров прозы, тем более, что этот вопрос на форуме уже поднимался и обсуждался. 
Привожу цитату Олега Вуса "Что делать прозаикам, научно-популярным беллетристам, спортивным журналистам и так далее... Таланты выпускников СВВПСУ не ограничились только стихотворными формами." ???
Потому, прошу всех желающих в данной ветке размещать свою прозу, не стесняться. Помните такой эпизод из мультфильма о Винни Пухе, когда он говорил о хвосте Иа "А ведь возможно, что он кому-то был нужен и был дорог по-своему..."? С нетерпением ожидаю ваших произведений, своих в этом жанре у меня, к сожалению, нет.
« Последнее редактирование: 20 Май 2008, 17:18:05 от Тишанинов Игорь »

Оффлайн Гусаров Валерий

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 2316
  • Валерий Гусаров
Удивительно трогательно...Юр не губи талант - пиши!